• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: books (список заголовков)
16:04 

Габриэль Гарсия Маркес, О любви и прочих бесах

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
— Сами по себе книги ничего не стоят, — ухмыльнулся Абренунсио.

— Девочка в нем не нуждается. Она или умрет, или не умрет. Другого не дано.

Абренунсио не согласился, что ложь — непременный атрибут творчества.
— Чем прозрачнее язык, тем больше в нем поэзии, — сказал он.

— Что же делать дальше? — спросил маркиз.
— А дальше, — сказал Абренунсио, — пусть в доме звучит музыка, цветут цветы, поют птицы; повезите ее к морю на закате солнца и делайте все, чтобы она была счастлива.

В ответ на упрек в безумии он выдвинул свой контраргумент:
— Ни один безумец не безумен, если вслушаться в его доводы.

— Просто ужасно, — сказал епископ. — Каждый наступающий час сотрясает меня, как гром среди ясного неба.
Эти его слова поразили маркиза, ибо именно то же самое подумал он сам, услышав звон в четыре часа. Епископ не был удивлен совпадением мыслей. «Мысли не имеют родителя, — сказал он, нарисовав пальцем в воздухе ряд кружочков, и заключил: — Они летают над нами, как ангелы».

Судя по частому дыханию и суетливым движениям рук, он не был человеком счастливым.

Абренунсио его понимал. Ему всегда казалось, что если перестать верить, то на том месте в душе, где была вера, остается рубец, который не перестает тревожить. Но он не мог согласиться с тем, что девочку надо подвергать исцелению экзорцизмом.

— Мы не можем остановить вращение Земли.
— Но мы могли бы не знать об этом, дабы не нарушать свой душевный покой, — сказал епископ. — Галилею не только не хватало веры, — у него не было сердца.


Отдавай жизнь или не отдавай — все равно умирать. Смерть не так страшна сама по себе, как страшно осознание ее неизбежности. До нее это наконец дошло.

— Я всегда во всем разбиралась, а вот смерть для меня — загадка.

«С вами я мог бы разговаривать до скончания века», — сказал он.

Каэтано взглянул на него в удивлении:
— Вы такого не переживали?
— Никогда, сын мой, — сказал Абренунсио. — К любви должна быть предрасположенность, а у меня ее нет.

Медик пытался переубедить Каэтано. Говорил, что любовь — это неестественная тяга друг к другу чужих людей, обрекающая их на деспотичную и унизительную взаимозависимость, которая чем сильнее, тем эфемернее и бессмысленнее.

— Вы исповедуете религию загробной жизни, которая дает вам счастье и силы презреть смерть, — сказал медик. — Я — нет. Считаю, что самое важное — остаться в живых и жить.

@темы: цитаты, маленькие трагедии большого мира, books

22:00 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
– Видите ли, жизнь не имеет никакой цены, кроме той, какую она сама себе придает. И, конечно, она себя оценивает, так как неизбежно пристрастна к себе. Возьмите хоть этого матроса, которого я сегодня держал на мачте. Он цеплялся за жизнь так, будто это невесть какое сокровище, драгоценнее всяких бриллиантов или рубинов. Имеет ли она для вас такую ценность? Нет. Для меня? Нисколько. Для него самого? Несомненно. Но я не согласен с его оценкой, он чрезмерно переоценивает себя. Бесчисленные новые жизни ждут своего рождения. Если бы он упал и разбрызгал свои мозги по палубе, словно мед из сотов, мир ничего не потерял бы от этого. Он не представляет для мира никакой ценности. Предложение слишком велико. Только в своих собственных глазах имеет он цену, и заметьте, насколько эта ценность обманчива, – ведь, мертвый, он уже не сознавал бы этой потери. Только он один и ценит себя дороже бриллиантов и рубинов. И вот бриллианты и рубины пропадут, рассыплются по палубе, их смоют в океан ведром воды, а он даже не будет знать об их исчезновении. Он ничего не потеряет, так как с потерей самого себя утратит и сознание потери. Ну? Что вы скажете?

Джек Лондон, Морской волк

@темы: цитаты, маленькие трагедии большого мира, books

22:12 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
– Вот именно, благодарю вас. В нем не меньше зверского, чем во мне, но он едва умеет читать и писать.
– И никогда не философствует о жизни? – добавил я.
– О нет, – ответил Волк Ларсен с горечью. – И в этом его счастье. Он слишком занят жизнью, чтобы думать о ней. Я сделал ошибку, когда впервые открыл книгу.

Джек Лондон, Морской волк

примитивность суждений человека, осознающего всю безнадежность.
человек, достаточно образованный, который вынужден охотиться на котиков всю свою оставшуюся жизнь.

даже горько.

@темы: books, цитаты, маленькие трагедии большого мира

22:42 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
люблю книги, после которых эйфория.

@темы: маленькие трагедии большого мира, books

19:49 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Когда слишком долго пытаешься не быть кем-то, в конце концов начинаешь его ненавидеть.

Эндрю Фукуда, Охота

@темы: books, цитаты

19:54 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Смерть означает, что вы уже в третьем лице.

Майкл Ондатже, Английский пациент

@темы: books, маленькие трагедии большого мира, цитаты

20:30 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Чтение великих авторов, усилия мысли, изучение трудов гениальных ученых не обязательно делают человека умным. Но риск чрезвычайно велик.

Что ж получится, если я умру в девяносто лет естественной смертью? Но этого не случится! Я не допущу такого унижения!

У вас нет специального пристрастия к пиву или к шотландскому виски, никакого сектантства: вы любите спиртное во всех его ипостасях. Вы влюблены в Алкоголь с большой буквы.

Мартен Паж "Как я стал идиотом"

@темы: books, маленькие трагедии большого мира, цитаты

21:03 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
“Подумайте только, что вы не меняетесь. Вот это и будет кошмар”
Иен Макьюэн

@темы: books, маленькие трагедии большого мира, цитаты

20:37 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
"Его вкусовые рецепторы аплодируют стоя"
Рецепт на миллион

"...но не хочет девушка в Гардах чувствовать ко мне склонности..."
Старая викингская песня

Не герой победил, потому что фильм про него.
Это фильм про него, потому что он победил.
Дана Сидерос

Дидро: Недостаточно делать добро, важно делать его красиво.

Я хочу, чтобы человек был красив спящим. Самое важное.
Чтобы я могла смотреть.

Для меня игра -только игра. И я не понимаю одержимости. Мафия, пейнтбол. Не для меня.

И еще: О том, что Вы чувствуете, - Вы должны говорить только себе.

@темы: цитаты, маленькие трагедии большого мира, еще кино, еще кина, и это все о кинема, books

16:19 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
лучшая книга об истории: "От Руси к России" авторства Льва Гумилева.

В самом деле, лучшая. И юмор автора, и иные вероятности пути развития России. Рекомендую.

наконец-то получила "Листья травы" Уолта Уитмена.
счастлива неимоверно.

@темы: books, маленькие трагедии большого мира

14:54 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Эрнест Хемингуэй - один из тех, с кем я хотела бы встретиться.

в школе не любила анализы книг.
зачем мне знать, о чем думал автор?
лучше понять, почему он вывел именно такого героя и именно в таком образе?
нет.

с книгами я просто позволяю себе наслаждаться.


but

@темы: books, маленькие трагедии большого мира, цитаты

17:29 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Пассажиры, сейчас с вами говорит не капитан.

Я встретил родственную душу. А она — нет.

Я стучусь. Я спрыгнул. А затем передумал.

Мое отражение только что мне подмигнуло.


Источник: www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli/pronzitelnye-r... © AdMe.ru

Я все видел, дорогая, но соври. Орсон Скотт Кард

Времени. Я неожиданно изобрел машину Алан Мур

Провалил экзамены. Выгнали из института. Изобрел ракету. Уилльям Шетнер

Он с недоумением прочитал свой некролог. Стивен Меретцки

Я мертв. Я соскучился по тебе. Поцелуемся? Нил Гейман

Потерянный день. Потерянная жизнь. Десерт, пожалуйста. Стивен Меретцки


Источник: www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli/pronzitelnye-r... © AdMe.ru

@темы: заметки, books, цитаты, маленькие трагедии большого мира

17:32 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
И еще:

Я проводил операцию на сердце. Себе.

В доме никого. Наверху заскрипели половицы.

Успешный суицид карается смертью. Меня наказали.

В старом склепе замок сломан изнутри.

Я жив... Но есть ли смысл?


Источник: www.adme.ru/tvorchestvo-pisateli/pronzitelnye-r... © AdMe.ru

@темы: цитаты, маленькие трагедии большого мира, books

20:08 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
человек, который любит книги, вряд ли может считать себя одиноким.

перечитала "Записные книжки" Камю.
выписала столько цитат.
он потрясающ.

@темы: books

19:56 

Альбер Камю, Записные книжки

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Бывают такие вечера, после которых еще долго хорошо на душе. Умирать легче, когда знаешь, что и после тебя будут такие вечера на земле.

Любовь – это, похоже, единственное, что нас устраивало в боге, ведь мы всегда не прочь, чтобы нас кто-то любил против нашей воли.

Трагедия не в том, что ты один, а в том, что ты не можешь быть один. Иногда, кажется, я отдал бы все на свете, лишь бы не иметь никаких связей с миром людей. Но я часть этого мира, а значит, мужественнее всего – принять его, и трагедию с ним вместе.

Мы терпим сами себя благодаря телу – его красоте. Однако тело стареет. А когда красота уходит, остаются одни лишь причуды психики: они сталкиваются, и нет между ними посредника.

С некоторыми людьми мы строим отношения на правде. С другими – на лжи. И эти последние не менее прочны.

Бывают мысли, которых не выскажешь вслух, но которые поднимают тебя высоко надо всем, в вольный свежий воздух.

То, что он был вынужден скрывать определенную часть своей жизни, придавало ему вид честного человека.

Бывают минуты, когда внезапная искренность равносильна непростительной потере контроля над собой.

...Если сказать «у него нос тыквой» – так не говорят; а «нос грушей» – то, что надо. Выходит, искусство – это правильно рассчитанное преувеличение.

Когда твердо знаешь лишь одно: я хотел бы стать лучше.

Нельзя требовать у страдания доказательств его подлинности. Так дойдешь до того, что не сможешь посочувствовать почти никому.


Те, кому действительно есть что сказать, никогда этого не высказывают.

Власть неотделима от несправедливости. Хорошая власть – это здоровье и осторожное управление несправедливостью.

«Обыкновенная жизнь есть составляющая всех наших возможных преступлений».

Мама. Если бы в нас было достаточно любви к тем, кого мы любим, мы помешали бы им умереть.

Человеку большой души, если у него нет своего Бога, нужны друзья.

Я не могу долго жить с людьми. Мне требуется хоть немного одиночества, частица вечности.


Я в восторге от Камю.

@темы: цитаты, маленькие трагедии большого мира, books

20:37 

Альбер Камю, Записные книжки

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Правило: в каждом человеке видеть прежде всего то, что в нем есть хорошего.

В Афинах покойниками занимались только во время антестерий. А как только они кончались: «Прочь, души, антестерии закончились».

«Жить и умирать перед зеркалом», – сказал Бодлер. Все как-то забывают о том, что «и умирать». Жить перед зеркалом готов каждый. А самое-то трудное – стать хозяином собственной смерти.

Не идет к проститутке, которая к нему пристает и возбуждает в нем желание, потому что у него при себе только тысячефранковый билет, а попросить сдачу ему неловко.

...Только когда все вокруг занесло снегом, я заметил, что двери и окна синие.

Важный вопрос, который следует разрешить «на практике»: можно ли быть счастливым и одиноким.

Жить страстями может только тот, кто подчинил их себе.

Мораль: невозможно жить рядом с людьми, если знаешь их сокровенные мысли.

Справедливость: понять, что такое справедливость, помогает спорт.

Я не верю в безнадежные поступки.
Я верю только в поступки обоснованные.
Но я думаю, что обосновать поступок не так уж трудно.

Для того чтобы мысль преобразила мир, нужно, чтобы она сначала преобразила жизнь своего творца. Нужен пример.

Отчего люди пьют? Оттого, что после выпивки все наполняется смыслом, все достигает высшего накала. Вывод: люди пьют от беспомощности или в знак протеста.

Стендаль: «Я ничего не сделаю для своего личного счастья, пока не перестану страдать оттого, что плохо выгляжу в чьих-то глазах».

Покойнее всего было бы любить молча.
Но в дело вступают сознание и личность; приходится разговаривать. И любовь превращается в ад.


По египетским верованиям, праведник – тот, кто может сказать после смерти: «Я никому не причинил зла». Иначе его ждет кара.

Отдаваться может лишь тот, кто владеет собой. Бывают, что отдаются, чтобы избавиться от собственного ничтожества.

Приговорить человека к смерти – значит лишить его возможности исправиться.

Физическая ревность есть в большой мере приговор самому себе. Зная, о чем способен помыслить ты сам, ты решаешь, что и другой помышляет о том же.

Любовь была ему заказана. Он имел право только на ложь и адюльтер.

Самая сильная страсть ХХ века: холуйство.

Меня влекло неизменно к лучшим или более значительным людям, чем я сам.

Следует вкладывать свои принципы во что-то великое. В малом достаточно просто милосердия.

@темы: books, маленькие трагедии большого мира, цитаты

18:04 

Альбер Камю, Записные книжки

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Совершенно естественно пожертвовать небольшой частью своей жизни, чтобы не потерять ее целиком. Шесть или восемь часов в день, чтобы не подохнуть с голоду. Да и вообще, все идет на пользу тому, кто этой пользы ищет.

Человек, который подавал большие надежды, а теперь работает в конторе. Больше он ничего не делает, вернувшись домой, ложится и покуривает в ожидании ужина, затем снова ложится и спит до следующего дня. По воскресеньям он встает очень поздно и садится у окна, глядя на дождь или на солнце, на прохожих или на тишину. И так весь год. Он ждет. Ждет смерти. Что толку в надеждах, если все равно...

У нас не хватает времени быть самими собой. У нас хватает времени только на то, чтобы быть счастливыми.

Я до сих пор не могу забыть охватившего меня отчаяния, когда мать объявила мне, что «я уже вырос и буду теперь получать к Новому году полезные подарки». Меня до сих пор коробит, когда мне дарят подарки такого рода. Конечно, я прекрасно знал, что ее устами говорит любовь, но почему любовь избирает порой столь жалкий язык?

Об одной и той же вещи утром мы думаем одно, вечером другое. Но где истина – в ночных думах или в дневных размышлениях? Два ответа, два типа людей.

Лишить человека надежды – значит свести мысль к телу. А телу суждено сгнить.

Фауст наоборот. Молодой человек просит у черта богатств этого мира. Черт (который носит спортивный костюм и не скрывает, что цинизм – великое искушение для ума) мягко замечает ему: «Ведь богатства этого мира тебе и так принадлежат. Того, чего тебе не хватает, ты должен просить у Бога. Ты заключишь сделку с Богом и за богатства мира иного продашь ему свое тело».
Помолчав, дьявол закуривает английскую сигарету и добавляет: «И это будет тебе вечной карой».

На двери записка: «Входите. Я повесился». Входят – так и есть. (Он говорит «я», но его «я» уже не существует.)

...Словно книги, где подчеркнуто столько фраз, что начинаешь поневоле сомневаться в уме и вкусе читателя.

Человек, много лет живущий один, усыновляет ребенка. Он обрушивает на него все свое одинокое прошлое.
И в своем замкнутом мирке, один на один с этим существом он чувствует себя хозяином ребенка и великолепного царства, находящегося в его власти.
Он его тиранит, пугает, сводит с ума своими фантазиями и придирками. В конце концов ребенок убегает, и он снова остается в одиночестве, плача и сгорая от любви к утраченной игрушке.

На пляже человек, раскинувший руки, – распятый на солнце.

@темы: books, цитаты, маленькие трагедии большого мира, заметки

15:18 

Альбер Камю, Записные книжки

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Красота приводит нас в отчаяние, она – вечность, длящаяся мгновение, а мы хотели бы продлить ее навсегда.

В молодости я требовал от людей больше, чем они могли дать: постоянства в дружбе, верности в чувствах. Теперь я научился требовать от них меньше, чем они могут дать: быть рядом и молчать. И на их чувства, на их дружбу, на их благородные поступки я смотрю как на настоящее чудо – как на дар Божий.

...Я не стану говорить ни о чем, кроме своей любви к жизни. Но я расскажу о ней по-своему.

Гренье о коммунизме: «Весь вопрос вот в чем: надо ли во имя идеала справедливости соглашаться с глупостями?» Можно ответить «да» – это прекрасно. Можно ответить «нет» – это честно.

Интеллектуал? Да. И никогда не отрекаться. Интеллектуал – тот, кто раздваивается. Это мне по душе. Мне приятно, что во мне два человека. «Могут ли они слиться воедино?» Практический вопрос. Надо попробовать. «Я презираю интеллект» на самом деле означает: «Я не в силах выносить свои сомнения».

Стремление всегда быть правым – признак вульгарного ума.

Рассказ: человек, который не хочет оправдываться. Он предпочитает мнение, которое о нем сложилось. Он умирает, так и не открыв никому правды о себе. Слабое утешение.

Гидросамолет: величие металла, сверкающего в бухте и среди голубого неба.

Роман: человек, понявший, что для того, чтобы жить, надо быть богатым, всецело предается погоне за деньгами, добивается успеха, живет и умирает счастливым.

Иметь значение или не иметь. Созидать или не созидать. В первом случае все оправдано. Все, без исключения. Во втором случае – полный Абсурд. Остается выбрать наиболее эстетичное самоубийство: женитьба + 40-часовая рабочая неделя или револьвер.

Персонаж. А.М. калека – ампутированы обе ноги – одна сторона парализована. «Мне помогают справлять мои естественные потребности. Меня умывают. Меня вытирают. Я почти ничего не слышу. Но при этом я никогда не решусь оборвать жизнь, в которую так верю. Я согласился бы и на худшее. Быть слепым и лишенным всякой чувствительности, быть немым и не иметь контактов с внешним миром – только бы чувствовать в себе этот мрачный, сжигающий меня огонь, ибо он и есть я, я живой – благодарный жизни за то, что она позволила мне гореть».

Сделать что-либо, чтобы быть счастливым, и действительно стать таковым.

Он говорит: «В жизни должна быть любовь – одна великая любовь за всю жизнь, это оправдывает беспричинные приступы отчаяния, которым мы подвержены».

@темы: цитаты, маленькие трагедии большого мира, books

14:29 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
ум - новая сексуальность.
ага.

я хочу новый тренд - читать - сексуально.

обожаю длинные тонкие пальцы, переворачивающие страницы книги.
я бы ради такой картины и Заратустру, и Капитал, и Библию бы прочитала.

Библию, кстати, я читала. И Новый Завет, и Старый Завет.
как фантастика, написанная в старославянском стиле.
где хорошие побеждают.

@темы: секс снится мне днем, маленькие трагедии большого мира, books

12:31 

Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
только сейчас заметила, какой Нил Гейман симпатичный.
азза.

@темы: маленькие трагедии большого мира, books

Просто мысли, просто жизнь.

главная