Будем счастливы, господа!
Вы можете стереть коленки в кровь, моля Бога о жаре в феврале. И сосульки вырастут на ваших, поднятых к небу руках. Замерзаешь – сожги в печи мебель, но встань с колен.
Майкл хмыкнул. Маккензи проследила за его взглядом.
— Не понимаю, как ты с ним работаешь. То есть я рада, конечно. МакЭвою нужен коммуникатор, а тебе нужен тот, с кем коммуницировать. Всё это здорово. Но если бы я была на твоём месте и терпела всё это с утра до вечера… Я просто не могу взять в толк: как ты выносишь его выкидоны круглосуточно?
Майкл отвёл взгляд от спины МакЭвоя.
— Какие выкидоны?
Она смерила его долгим взглядом.
— Ты про свитер? — уточнил Майкл. — Или что?
Маккензи ещё раз пытливо всмотрелась в лицо Майкла. На нём читалось искреннее, ничем не замутнённое недоумение.
На миг за душу взяло свежее, новое чувство. Минуту назад Маккензи хотела потренировать на Майкле остроумие, но посмотрела ему в глаза — и запал угас.
Как и Майкл, она частенько задавалась вопросом: почему эти двое до сих пор друг друга не убили? Как у них получается уживаться? Почему они не ссорятся до хрипоты?
Теперь она знала ответ. Свитер. Всё, что кажется Майклу странным в МакЭвое —
не речь, не характер, не манеры, а один только голубой с прожилками свитер.
Не знаешь — завидовать ему или сочувствовать.
Маккензи почему-то была растрогана.
— Неважно, — сказала она и отодвинула тарелку с чизбургером. — Вопрос снимается.
Ничего не заподозрив, Майкл пожал плечами, отпил из чашки и снова уставился на свитер.
Дурак, сентиментально подумала она.


вот так вот.

@темы: заметки, цитаты