Будем счастливы, господа!
Ослик очень хотел найти счастье.
Я вернулась и выдохнула.

все ровно так, как и должно быть.

В конце концов, у меня хватает смелости верить, что у все все будет хорошо.

Пришло в голову, что любой small talk - как игра. Каждый из партнеров волен поймать или не поймать реплику другого.

самым забавным для меня оказалось то, что моя дальняя родственница и я за неделю стали ближе, чем я и мой крестный дядя за все мои годы.

"Вам хорошо, вы рядом живете, вы часто встречаетесь." О нет, совсем нет, дорогая.

"А вы получили докумэнт?"

Мне впервые захотелось расплакаться при расставании. И я прослезилась.

В маленькой станице я пробыла только 10 минут и уже узнала, что самогон стоит 160 или 140 за бутылку. И даже где его купить.

Если человек спустя полчаса после знакомства начинает говорить что-то плохое про родственников или знакомых, то я не думаю, что с ним стоит дальше разговаривать.

Вечно бы ехала в этих старых жигулях, подскакивая на каждой кочке.

Я не хотела знать, что у него большой член. Но теперь я знаю. Алас!

Я думала, вот она сейчас скажет какую-то патриархальную ерунду, я разочаруюсь и буду переживать, но эта прекрасная женщина сказала прекрасное: женщина должна быть самодостаточной.

В маленькой станице речушку назвали в честь моих предков. Поднимаю семейную гордость.

Сидела прямо на нарисованном хуе на скамейке.
Ну хоть что-то.

"У тебя мобильник с собой?"

Умиляет привычка таскать телефоны в пакетах.

Одно из лучших чувств - лежать после долгой приятной беседы в поезде.
Тишина, стук колес, все тот же Фассбендер с I love you all.

Поезда - моя юность.

Одно из моих любимых воспоминаний - как я добиралась из Петрозаводска в Москву на поезде с одним литром воды и батоном хлеба.

И во время огромного семейного застолья я замерла и подумала - а в одной комнате ведь Вера, Надежда, Любовь.

Еще Эрнст Юнгер сказал (а почти все, что он говорил, было правильно), что модернизация - это долгий путь. И когда отправляешься в долгий путь, нужно пойти с легким багажом. Это то, что и происходит.

Размыло мост через реку. Провал в полтора метра. Люди собрались и обсуждают. Сидят на корточках.
Взаимопомощь. На крюке крана переправляют детей и женщин. Тех, кому надо. Перевозят пожилых черкессок. Одна вцепилась в край ковша.

Прошло всего 50 лет с соломенных крыш и мазанок из смеси глины, песка и лошадиного навоза до стальных хрущевок.

Осиные гнезда в заброшенном древнем храме 13 века. По всем углам. С чувством ужаса.

Приснилась Она. Встретились. Она говорит, что встреча только за тем, чтобы Она мне все высказала. Она нашла дневник, прочитала все о себе.
Я кричала ей, что я люблю ее уже очень давно. И страдаю вот очень долго. Я бессвязно что-то несла.
Она застыла на пороге. И все закончилось.

Мне снова приснилась Она. Мы пошли на пафосную лекцию о древних вазах. Она фотографировала. Зал полупустой. Я сидела в середине. Через проход сидела девушка. И я смотрела на девушку.
Потом в гостинице мы лежали на своих кроватях. Она хотела чтобы я ее сфотографировала. Я просмотрела фотографии. На них меня не было.

И на третий день кряду вновь приснилась Она. Мы отмечали новый год в пафосном ресторане Петербурга. Она все пыталась в чем-то меня обвинить. Я ушла кататься на звездном лифте. Диджей все спрашивал, какую музыку поставить.

"Сидате, сидате" от моей двоюродной прабабушки.

Двоюродная прабабушка вынесла "рупь" мне и моим братьям. По 500 каждому со своей пенсии в 7900.

У двоюродного деда на удивление очень приятный голос.

"Вас даже бабушкой не назовешь".

Четыре поколения в одной комнате.

"А мы тута хлеб пеклы"

Слушала рассказы о гражданской войне. Двоюродный дед говорил о своем отце 1895 года рождения. О его участии в армии Деникина, о дезертирстве, о воровстве немецкой брички. Все это было меньше ста лет назад.
Но все это было и сейчас. Только руку протянуть.

Сельский рынок. Мясной ряд. За столами стоят женщины, за ними на пнях и на картонке рубят мясо мужчины.
И все со мной говорят. Потрясающе.

Вещи, о, эти вещи! Сельский рынок процветает и счастлив. С 8 утра до 13. Торговцы приезжают в 6-7 утра.
Рынок в каждой станице раз в неделю. Кто успел, тот место и занял.

Прошел степенный дед в казачьей папахе и с усами. Нес пакеты.

Продают диски с фильмами и музыкой. Играет, на удивление, классика.

Двоюродная тетя - очень смешливая женщина.

"Так что давайте, мистер Латимер, спустимся на землю и обсудим все как разумные люди. Давайте вместе пообедаем. Можно пойти ко мне, я угощу вас хорошим кофе. Мне, например, ваш номер совсем не нравится. Если же вы предпочитаете пойти в кафе, то я тоже согласен. Я знаю, что я вам не нравлюсь, и не хочу вас осуждать за это. Давайте вообразим, что мы питаем друг к другу тёплые чувства."

В маленьком рафике - две пожилые женщины и дед обсуждают температуру на улице. "Вчера в это время было уже 26, а сейчас только 22. Как вчера жары уже не будет"
И это в 8 утра

Пожилые аксакалы, пьющие горячий чай в тени при полуденном солнце.

Из тех людей, что думают за тебя. Достаточно просто кивать и улыбаться.

Она говорит с непередаваемым гэканьем. Дорохо, угхощайся. И я считаю, что это прекрасно.

Мысль от немца: у них нет пеленок для детей. Его аргументация - у каждого должна быть свобода. И нельзя ограничивать свободу людей, кутая их в пеленки.

Они женаты уже больше 47 лет. И это действительно прекрасно.

Она с ним не спорит. И он не спорит с ней.

Почти детективная история с пропажей младшего брата бабушки. "А не думаете ли вы, что это я его?" Выхватил деньги у арменина и уехал. Старшая сестра "а сын вини убив". Все умерли, все уехали. Прошло 15 лет.
И аллергия на алкоголь.

Как в маленьком поселке выражают соболезнования: обнять и погладить по плечу. На поминках родственники усопшей дарят подарки пришедшим помянуть: пакеты с конфетами и полотенцем.

В маленьких поселках продавцы не могут лгать. Клиент может и не вернуться.

Мужчина-инвалид на механической коляске. Аккумулятор сзади. Свободное перемещение.

Если открыть один супермаркет, все остальные магазинчики можно закрывать. Но будет ли супермаркет рентабельным?

Секрет успеха - не проверять его карманы. Доверие. Уважение к личной жизни.

Жить в маленьком поселке нужно аккуратно: все друг друга знают. И сарафанное радио работает.

"К одежде надо относиться с уважением. Как ты к ней, так и она к тебе."

"Папа сидел, сидел и сказал: я умираю. Я думала, что вот придет врач, и все будет нормально. Но он умер на моих глазах."

"Оставили гроб открытым, чтобы сестры могли попрощаться, но не стоило этого делать - стояла жара, и тело отца намокло, а из рта пошла рвота."

Терри сказала:
- И что теперь?
Я слышал, как у меня бьется сердце. Я слышал, как у всех бьются сердца. Я слышал
человеческий шум, который мы издавали, хотя никто из нас не шевелился, даже когда в комнате стало темно.

Карвер - о чем мы говорим, когда говорим о любви.

У меня окончательно снесло крышу.
Она сидела и говорила, а я все думала о том, что безумно хочу ее поцеловать. И чтобы она так улыбалась мне каждый день.
Содомия и инцест.
Чтобы она смотрела на меня сияющими глазами каждый день.

Снова захотелось разбавить содомию инцестом. И пока я ехала вместе с ней в ее машине, я успела представить три сценария, при которых мы трахаемся.
В клубе, случайное знакомство и сознательный вкусный инцест.
В принципе, это даже не инцест, многоюродная тетя.
Но она великолепна.
Восхищаюсь ею двумя руками.

Она говорила, а я все думала - я бы хотела с такой прожить всю жизнь. И вряд ли бы пожалела даже об единой секунде.

На качелях курю электронную сигарету. Смотрю на окна моей предполагаемой любви.
Драматизирую обстановку.

Вот так как-то.

И после возвращения я осталась с прекрасными воспоминаниями, новыми знакомыми и неожиданной влюбленностью.
Живу и радуюсь. На душе легко.

@темы: человек, цитаты, семья, секс снится мне днем, недовольство и дискомфорт, люди, Я, Эпсилон, Mañana